klezmer: (Default)
Смотрите и запоминайте: таких людей на пушечный выстрел нельзя подпускать к возрождению языка и культуртрегеству вообще. Однако практика показывает, что именно такие уверенно протаптывают себе дорожку, оставляя позади тех, кто должен был бы оказаться в сфере публичного внимания (я не о себе, если что).
Жутко, когда возрождать идиш идут люди, считающие, что еврейских языков всего два, и те можно совместить в одной дисциплине, "потому что они на треть одинаковы". Страшно от того, что так люди убеждают ректоров вузов и доходят до министерских кабинетов, в то время как специалисты по идишу в той же Украине до таких кабинетов не доходят. То есть дай этому дяде деньги, и ивритско-идишским классам в детских садах Украины – быть. Одной увлечённости идеей (в любом деле) всё-таки недостаточно. Необходимо некоторое знание. А также умение связно выражать мысль.
klezmer: (New Yorker)
Куды знікаюць беларускія габрэі?
Пытанне - калі не паводле радкоў Шэкспіра, дык прынамсі годнае музыкі Чайкоўскага ("Куда, куда, куда вы удалились?") Здаецца, у Беларусі нехта ачухаўся, што некага ў ландшафце краіны не хапае. А і праўда: куды ж яны, то бок, мы ўсе падзяваліся з зямлі беларускай? Зразумела, апрача тых, хто назаўсёды ў гэтай зямлі застаўся, З"Л (няхай будзе благаславёная памяць аб іх). У Польшчы і Літве (разам) габрэяў яшчэ менш, чым у Беларусі, па тры тысячы на краіну прыблізна, але там, асабліва ў Польшчы, гэта Тэма. Ну, іншы раз можна задумацца, ці не робяць там новы капітал на габрэйскіх касцях. Бо нехта й робіць, і не самым прыгожым чынам. Але ўсё адно: тэма ў грамадзтве паднятая, існуе і гучыць. Літва толькі нядаўна пачала рухацца ў гэты бок. З якіх прычын - размова асобная, але, як кажуць, працэс пайшоў. У Беларусі, нажаль, толькі рэдкія публікацыі накшталт гэтай з'яўляюцца слабымі індыкатарамі таго, што габрэі ў Беларусі ўвогуле былі. Ды і самі беларускія габрэі, што яшчэ застаюцца ў краіне, як слушна кажа ў публікацыі Вольф Рубінчык, "чэмпіёны па хованках". Тое, што мне давялося зрабіць на ніве паблісіці габрэйскае музыкі не толькі для габрэяў (чатыры "Жыдовішчы", "КлезмерШОК" і г.д.), - гэта, як я цяпер бачу звонку сітуацыі і па прашэсці пэўнага часу, - увогуле нейкая анамалія, нонсэнс, улічваючы агульны кантэкст грамадзкай абыякавасці да гэтага і падобных пытанняў. Так ці інакш, асабіста мне вельмі хочацца спадзявацца, што больш актыўнае звяртанне да тэмы беларускіх габрэяў у беларускіх мэдыя стане паказчыкам узмацнення ўласна беларускай самасвядомасці, пераўтварэння (нарэшце) з "тутэйшых" у гістарычна самаасэнсаванае грамадзтва.
klezmer: (Default)
Дорогие друзья! Предоставляю на ваш суд, вкус и время результаты моего похода на ТВ в среду.
Программа "Контакт" на канале RTN, прямой эфир 27 октября 2010 г.
Часть первая:


Часть вторая )

Культурологическое эссе (не Мюссе) на тему см. в следующем посте (friends only).
klezmer: (Default)

Job Hunting in the Jewish Community | eJewish Philanthropy: The Jewish Philanthropy Blog
Полезно прочитать тем, кто пытается найти работу "профессионального еврея" (или просто получить работу в Америке).
klezmer: (Owl with shawm)
Заметная дискуссия состоялась в блогах по поводу еврейской музыки в США и её нынешнего состояния / возрождения / отношения к ней. Вернее, дискуссия возникла из ответа владельца блога Teruah Jewish music - Джека Зайентца (Jack Zaientz) на статью Рохл Кафриссен в нью-йоркском еврейском журнале Jewish Currents (по второй ссылке – статья в формате PDF). В действительности никто никому пока чубы не вырывал. Но на фоне тихого умирания еврейской музыки в Америке – это важный прецедент. Наконец кто-то что-то внятно сказал.
Почему "умирание"? Об этом отлично сказала Рохл в дискуссии под ответной статьёй Джека: "It makes me mad how many journalists turn off their critical faculties as soon as they see the word 'yiddish'." (Меня просто бесит, что многие журналисты, лишь завидев слово "идиш", отключают свою способность критически мыслить). Потому что идиш в Америке, как ни прискорбно, это язык досуга, hobby language большей частью, на нём можно лишь ввернуть смачное выражение, после которого все будут смеяться - ах, ну конечно, это ведь идиш, как же - помним, 60-е годы, сёстры Бэрри... Вот. А еврейская музыка – удел разных "кэмпов" (о последнем и пишет Рохл в своей статье). Всё это ставит куда более широкие и глубокие вопросы об общей картине происходящего и в еврейском обществе в мире, и в Америке, и в еврейском обществе в Америке... Но очевидно, что что-то происходит. Неужели был прав Джон Зорн, заявив в своё время под лозунгом "еврейская музыка XXI столетия" авангардный джаз, где о еврействе напоминали лишь названия композиций?.. Возможно, и так: ведь нынешняя нью-йоркская еврейская музыкальная сцена, несмотря на её многолюдность, часто выводит на подмостки просто пробивных, активных музыкантов, играющих всё подряд и не очень-то разбирающихся в тонкостях еврейской музыкальной традиции. "Поколение П" - с приблизительным представлением примерно обо всём.
klezmer: (New Yorker)
Отыграли последний спектакль "Мегилла Ицика Мангера".
По дороге в Бронкс, где, собственно, спектакль и состоялся, я забежал в кафе, где мне оставили забытую вчера на записи подставку для кларнета. Я зашёл в кафе и произнёс соответствующий спич. Бармен странно на меня посмотрел и протянул подставку. "А в чём дело, собственно?", – интересуюсь. "Да Майк, когда заносил эту подставку, сказал, что зайдёт человек очень русского вида". Для справки: этот Майк видел меня всего пару раз, так что привыкнуть к моему лицу не успел. Эксперимент чистый. Я несколько опешил, потом на всякий случай, чтобы бармен не сомневался (хотя кто с улицы ещё может зайти и просить передать такую специфическую вещь?!), сказал ему пару слов по-русски.
На самом деле меня давно занимает вопрос: что и как родной язык человека и некий изначальный культурный бэкграунд неуловимо сообщают в его облике принадлежность к какой-то нации или региону (понятно, что в очень англоязычной части Бруклина белорус, русский, украинец или соответствующие виды евреев – все на одно лицо). Я не беру вариант очевидной демонстрации принадлежности к какой-либо общности (надеть кокошник, лапти, шаровары, громко говорить по-русски или с ярко выраженным украинским акцентом). Нечто помимо этого.
Я помню, мне не раз замечали: когда я говорю на разных языках, у меня разные "выражения лица" – то есть разные группы лицевых мышц задействуются, – и для правильного произношения, и чтобы передать идущие вместе с данным языком невербальные лицевые жесты, которые в каждой культуре разные.
Забавное и загадочное всё-таки это существо – человек.
klezmer: (Default)
ЖЖ-сообщества – вещь глубоко частная или корпоративная. Они призваны удоволевторять целям и задачам, поставленным авторами сообщества. Поэтому глупо с моей стороны обижаться на то, что модератор [livejournal.com profile] by_music в очередной раз отклонил мой пост в данное сообщество, при этом "промариновав" недельки эдак три мою заявку. Осмелюсь предположить, что мои посты в данное сообщество, сколь редки бы они ни были, отклоняются вообще не глядя.
Возможно, стоит упоминания и этого отдельного поста тот факт, что моё последнее сообщение, направленное в вышеназванное комьюнити, содержало в себе интервью, которое [livejournal.com profile] el_finik взял у меня несколько недель назад.
До сих пор мне казалось, и вполне небезосновательно, что я всё-таки имею отношение к белорусской музыкальной культуре, я смел надеяться, что всё же я что-то сделал полезного и интересного ТАМ. В конце концов, я искренне хотел поделиться с белорусскими читателями о музыке чем-то важным, что связано с нашей общей страной и с опытом белорусского музыканта в другой стране. Интересно, что американские журналисты и мои коллеги по идишско-клезмерскому, а ныне и театральному, цеху убеждены, что я привношу белорусскую тему – как новую и свежую струю – в многоязычие Большого Яблока. Но визиты на Родину, даже виртуальные, подчас хорошо отрезвляют, как говорится, фэйсом об тейбл. Я не хочу делать генеральных выводов об отношениях моих с моей первой Родиной вообще. Это было бы некорректно. Но дело в том, что подобный игнор выказывает не один лишь модератор сообщества [livejournal.com profile] by_music . Такое отношение видится и со стороны возомнивших себя музыкальными экспертами авторов одноименного сайта в зоне .by, не считающих нужным отвечать на письма. Такое отношение слышится в отговорках и отписках в духе "не ко мне вопросы" со стороны одного ныне раскрутившегося молодого белорусского продюсера. И даже владелец одного известного белорусского Интернет-ресурса, не так давно в частном порядке приславший слова восхищения по следам всё того же интервью в ЖЖ, на деле проигнорировал мою просьбу опубликовать его у себя на сайте. Да и многие другие виртуальные и реальные персонажи, причастные к промоушену и освещению событий музыкального мира в Минске и Беларуси, действовали всё это время созвучно всему тому, о чём было сказано. Имена здесь не привожу только потому, что не хочу делать никакого пиара этим людям. Если говорить о радиоэфирах, то те передачи, что мы делали с Олей Гальперович и ещё несколькими журналистами на белорусском радио, – это всё огромнейшее исключение, подтверждающее правило. Если говорить о том, что задело в хорошем смысле и оставило след в душе – это считанные фестивали "Таўкачыкі на Юр'я", "Вольнае паветра", KlezmerShock! и наши с [livejournal.com profile] paller ом "Жыдовішчы", все четыре штуки. Тоже - исключение из правила.
Я смею надеяться, что Макс Жбанков, глубоко уважаемый мною как журналист, мыслитель и человек, – не обидится, если я опубликую здесь фрагмент разговора с ним во время нашей чрезвычайно краткой встречи в прошедшем декабре. Я спросил у Максима:
"И всё-таки почему, на Ваш взгляд, творчество Minsker Kapelye, то, что делал и я, и то, что делала Алла Данциг со своим ансамблем, – почему всё это практически в упор не замечалось белорусским музыкальным истеблишментом на протяжении всех последних лет, несмотря на успех в Европе, России и т.д.?" И тогда я услышал очень верный по сути, хотя и горький на вкус, ответ: "Для вас не нашлось полочки; вы не блюз, не реггей, не рок, даже не белорусская фольк-группа. Вы оказались вне формата".
Всё то, о чём сказал мне тогда Макс, я, безусловно, чувствовал кожей, даже тогда, когда не до конца осознавал сам.
Зачем же разворачивать такую патетику на ровном месте? Подумаешь, модератор какого-то комьюнити не пропустил к опубликованию интервью. Большое дело... Скажу, зачем. Этот пост – финальный на эту тему. Я уже не чувствую ничего, что я чувствовал прежде, что связано с опытом реализации творческих идей в Беларуси. Ни злости, ни амбиций, ни воодушевления, ни отвращения... Я писал прежде об этом – здесь, здесь, здесь и в других разных местах тоже. Теперь мне это попросту неинтересно. Извините, что многа букав без ката, прабачце, што не па-беларуску, и – спасибо за внимание.
klezmer: (Owl with shawm)
Попалось на глаза ещё одно прекрасное культурологическое эссе на тему кино от Макса Жбанкова – Последний поезд в Шамбалу.
«Времена экранных пророков кончились давно и необратимо. Кто помнит, как на Елисейских полях и каннских набережных народ валом валил на очередного Годара или Антониони? Сейчас такое трудно вообразить. Умники не в чести. Заплутавшие в джунглях киноиндустрии интеллектуалы вроде Андрея Звягинцева кажутся неуклюжими динозаврами в мире шустрых грызунов. Букеты премий и восторги критиков достаются нынче социально озабоченным активистам и простодушным развлекателям с цветными драконами и летающими скалами. На этом фоне новый фильм Терри Гилльяма «Воображариум доктора Парнассуса» выглядит сбоем в программе. Великолепной ошибкой вечного аутсайдера».

Автор прав в том, что масскульт доминирует как никогда, он встал на такую поточно-конвеерную основу, с такими бюджетами, каких раньше не было в истории, даже с учётом инфляции. Но... в этом слышится хорошая новость для такого искусства, творчества, которое заставляет размышлять, пугаться, заглядывать в самих себя. И эта хорошая новость заключается в следующем: когда мельтешение массовых героев достигает своего предела, человек закрывает глаза. Здоровому индивиду нужна, просто жизненно необходима рефлексия. И тогда он идёт смотреть другое кино.
На самом деле сегодня не происходит ничего типологически нового в сравнении с тем, что происходило в прошлые века развития Западной цивилизации, и искусства в частности. Отличие в качественном уровне, в том, что сегодня массовое и немассовое находятся на ином витке, оба визуально больше, - под стать уплотнившемуся и продолжающему невероятными темпами уплотняться времени.
klezmer: (New Yorker)
Вчера был на премьере моноспектакля Теодора Бикеля по Шолом-Алейхему "Смех сквозь слёзы" (Dos gelekhter durkh trern / Laughter through tears"), представленный театром "Фолксбине". Спектакль достойный. Бикель в свои 86 выглядит на 70 с небольшим и играет, а также танцует и поёт в полную силу. Интересно разместили двух музыкантов: в задней части сцены в арке декораций за полупрозрачной занавеской. Вроде бы они видны, но не акцентированы на сцене. Очень удачное решение. Хорошая работа дизайнера проекционных декораций, звук приличный. В своём переводе субтитров на русский заметил пару оплошностей, но в сравнении с тем, что я видел на проекционном экране в "Гимпле" год назад, всё это вышло куда достойнее (я был местами в шоке от того перевода).
А попал я туда, можно сказать, по рабочей необходимости: сразу после спектакля мы с Алишией Джо Рабинс и Аннетт Коган из "Голема" играли на приёме, были, так сказать, свадебными музыкантами. Вокруг появилось "русское телевидение". Как оказалось, оба его представителя родом из Минска. Женщина, уехавшая оттуда ещё в 75-м, проявила какую-то нездоровую прыть, - то ей моя визитка не понравилась ("а откуда это у вас Ph.D.? Оттуда или отсюда? Так вы Ph.D. или кандидат?"), то ещё что-то, лень даже вспоминать. Разумеется, до того момента с теми, кто был рядом, я говорил на идиш или на английском. Когда мне представили тётку, что она из Минска и хочет поговорить, я сказал, "давайце паразмаўляем, канешне", на что она с очевидным апломбом отвечает: "Я не понимаю белорусский".
Видите ли, я очень положительно отношусь к людям, так сказать, по умолчанию. Но когда я слышу апломб в голосе и презрение выходцев из Беларуси к белорусскому языку, меня начинает неудержимо тянуть на рвоту и уж точно - немедленно возникает стремление прекратить общение.
Я не видел продукт "русского ТВ" в Нью-Йорке. Но зато участвовал в пресс-конференции для русскоязычных газет и некоторые из этих газет листал. Так вот. Нормальные журналисты работают не там. Нормальные журналисты работают в Нью-Йорк Таймс, Уолл Стрит Джорнал, Нью-Йоркере и так далее. При этом, надо сказать, есть здесь и достойные неанглоязычные издания, тот же "Форвертс" на идиш. Не хотелось бы обобщать, подводить под этот знаменатель абсолютно всех пишущих для русских изданий журналистов в Америке, но то, что я видел, достойно сожаления.
klezmer: (Owl with shawm)
Белорусский музыкант Атморави в интервью Юрию Ускову («Ежедневник») говорит очень дельные и точные вещи о белорусском музыкальном рынке, даже не рынке, а об отношении музыкантов и авторов с обществом в Беларуси. Но все эти утверждения справедливы для всех стран с низким уровнем жизни. Буквально вчера мне нечто очень похожее рассказывал коллега, который заезжает со своим бэндом поиграть в Перу и Аргентине. Он там самый популярный музыкант, на его концертах – толпы, при этом уровень продаж дисков нулевой, но у всех есть каким-то образом по диску.
Нет, понятно, что Интернет убил звукозапись на корню и отправил подметать улицы многих музыкантов, которые в доинтернетную эпоху имели хоть какой-то шанс выжить. Но у огромного количества людей, в целом хороших и замечательных по жизни, не щелкает в голове, что если они не купят диск - хоть в магазине, хоть легально скачают mp3 в Интернете, то музыкальный проект, особенно не самый массовый, - попросту прекратится с огромной вероятностью. Строго говоря, владельцев абсолютного большинства сетей в Беларуси (от частных сетей многоквартирных домов до ведущих провайдеров Интернета) можно смело привлекать по статье об авторских и смежных правах: стоит лишь заглянуть, что у них выложено на внутренних серверах для свободного скачивания абонентами. А там музыки и фильмов на десятки тысяч долларов. Особенно меня всегда интересовало – о чем люди думают, когда выкладывают в сети родную, скажем, белорусскую музыку. У них, опять же, в мозгу не щелкает, что они лишают артистов (своих любимых, чуть ли не соседей по лестничной площадке!) куска хлеба. То есть, если бы нелегально скачанные копии альбома купили у артиста, - артист смог бы сосредоточиться на написании новой музыки или на съемках нового фильма, а не думал бы, где на три корочки хлеба заработать, в перерывах обдумывая новые идеи. Надеюсь, я внятно выражаюсь.
В общем, об этом можно книжку или серию статей писать, если этого кто-нибудь еще не сделал раньше.
Цитата из материала: «У нас, по большому счету, никому ничего не интересно». Вот где в точку.
Update: "Мы не нуждаемся ни в креативе, ни в пиаре". Это пять.
klezmer: (Owl with shawm)
Идишский театр должен начать новую жизнь. Он должен прекратить играть роль «профессионального еврея», быть театром о местечке XIX – начала XX вв. Идишский театр должен предложить зрителю тему, которая его волнует и мучает в глубинах подсознания, но на которую он, зритель, боится сам заговорить. Башевис и Менделе – классики, но уже давно пора ставить пьесы по Лее Робинсон и другим современным писателям и драматургам. Ведь именно это тот самый вопрос, который чаще всего звучит в адрес идишского театра сегодня. Мол, вы, ребята, вообще чем там занимаетесь? А ребята обижаются, мол, мы охранители, мы и так много делаем. Много, да мало. Пора выводить идишский театр из состояния стагнации и «растения», состояния больного, которого все жалеют, потому что без него будет вовсе грустно некоторой части населения. А большей части, заметим, – безразлично.
На сегодня, как я это вижу, есть две формы формирования драматической канвы: адаптация общеизвестных сюжетов на еврейской почве и показ общечеловеческих тем в декорациях штэтла. Я не вижу будущего у такого театра.
Старейшему идишскому театру в Америке, «Фолксбине», через пять лет исполнится век. Пора перестать выживать за счет ностальгии по безвозвратно ушедшему. Встретить столетний юбилей необходимо качественно новыми постановками, не адаптированными к современности, не играющими в современность, а актуальными, тревожащими, пугающими, театром-как-реальностью по Арто. Если все одно есть люди, готовые давать деньги на идишский театр, то почему бы не решиться заказать музыку к спектаклю, как это делалось раньше, почему бы не собрать оркестр?
Последняя постановка Folksbiene, «Гимпл-простак» по Башевису, да, имела успех, получила хорошую рецензию в «Нью-Йорк Таймс». Но и вызывала вопросы вроде «это еще один спектакль про местечко?» И следующий спектакль, «Гершеле Острополер», обещает быть хорошим и смешным, но опять про то же. Сейчас в идишском театре созревает, если уже не созрел, потенциал к тому, чтобы вновь завоевать Бродвей, собирая там полные залы НЕ за счет дотированных билетов, чтобы заявить о себе во всем мире, вернув уровень драматургии и шоу к самому актуальному и современному. Эти идеи в том или ином виде формулируются актерами, думающей частью зрителей. И лишь когда идеи начнут воплощаться в реальность, будет все, что этому воплощению, или реинкарнации, должно сопутствовать.
klezmer: (Default)
И все-таки, если бы не Максим Жбанков, я не знаю, кто бы еще так давал в хвост и в гриву (хотя разве это «давал»? – это же отеческие подзатыльники) местечковым самодурам от культуры в Беларуси, которые не терпят и не признают любую инаковость, не пускают ее на сцену, оберегают уши и глаза потребителя от нее. Объектом стрел журналиста становится «кособокая культ-жизнь — с ее показушным целомудрием, недоверием к резким арт-движениям, мафиозным разделом сфер влияния, склонностью записывать во враги всё то, что не укладывается в привычный (тебе) формат, партизанским позерством и психологией диверсанта-одиночки: "Сделал не я — значит, хреново!"».
Хороший, плохой, свой – еще один блестящий материал маэстро Жбанкова в жанре камерного эссе.
И вот – вынул из уст, не могу не процитировать: «Валить с ходу странного автора по принципу «мало музыки!» или «это не мое!» — дело зряшное. Может, он просто слышит другой барабан, которого нам в детстве не купили?» (ibid.).
klezmer: (Default)
Уже не новость то, российская власть спать не может от того, что не контролирует переговоры граждан через Скайп. Плохо спится и операторам сотовой связи, причем не только в России, но и в ряде других стран: из-за лавинообразно возрастающей популярности ай-пи-телефонии в целом и скайпа, в частности, они, дескать, несут колоссальные убытки. Отголоски борьбы операторов за постепенный запрет Скайпа на мобильных устройствах хорошо слышны по настоящее время (по ссылке статья по-немецки в Die Presse), в то время как Австрию немцы называют Skype-Land (ibid.). В результате в Англии, Германии и США функциональность Скайпа на мобильных устройствах оказалась урезанной: можно пользоваться лишь чатом, но не голосовыми звонками. Помнится, был у меня как-то установлен на Nokia E61 Fring и триал IM+ for Skype, - звонил из Литвы, России, Польши через WiFi без проблем. Какая из этих двух программ лучше – отдельный вопрос. Речь сейчас не о том.
Поводом написать этот пост послужила сегодняшняя новость о том, что Apple отказывается продавать в своем app store приложение Google Voice для iPhone, придумав гнилую отмазку, мол, это и подобные приложения дублируют функционал софта, поставляемого с iPhone. По неподтвержденным слухам (а кто ж такие слухи вам официально подтвердит!) лоббистом такого отказа выступила наша «любимая» компания AT&T - эксклюзивный вендор субсидированного iPhone в США. Впрочем, конечно, если есть сила – ума не надо, честная конкуренция незачем, гибкость ведения бизнеса – ой ли!.. Навалиться всей медвежьей тяжестью и запретить - метод сильного, чего уж тут. Правда, AT&T и прочие ОпСоСы не учитывают, что 1) прогресс не остановить запретительными мерами; 2) даже в сегодняшних условиях люди могут таскать за собой все более теряющие в весе нетбуки и легкие ноутбуки, пользуясь сетями WiFi, WiMAX и WiBro для скайпа. А решение могло бы быть элегантным: снизить драконовские цены на международные звонки, и народ бы, возможно, потянулся.
В общем, пока то да се, [livejournal.com profile] eu_shestakov и [livejournal.com profile] bocharik ударили по маразму сатирой.
смотреть кино: Гитлер и Скайп )
klezmer: (Owl with shawm)
Мой дорогой друг [livejournal.com profile] el_finik затеял еще один разговор о сущем. На сей раз о счастье. Вообще мне очень нравится его эта идея. Потому что в суете как-то забывается зачастую не то что поговорить, а подумать об «исходном коде» жизни, о сущностных вещах, на которых стоим, тем не менее.
И поскольку эта тема важна для меня самого, мне захотелось перепостить мой же собственный коммент у себя в слегка дополненном виде. Just for reference.
Итак, мне кажется, есть несколько значений слова «счастье». И от неразличения их всех (то же касается изнасилованного, казалось бы, слова «любовь») - многие проблемы и беды человеческие. Удовольствие - техническая сторона счастья. Многие наивно думают, что достигнут искомого путем воздействием на зоны удовольствия алкоголем, наркотиками, вовлечения себя в определенные социальные ситуации. Это примерно так же глупо, как заниматься сексом с кем попало и при этом ожидать, что любовь сейчас придет. Не работает. Потому что здесь есть другие компоненты. Процесс. Чем длительней процесс достижения счастья, чем больше разных людей, разных ситуаций поучаствовало в этом процессе, чем больше усилий было приложено, – тем больше ценится момент, когда человек почувствовал себя счастливым. Я бы сказал еще - тем осознанней этот момент. Единственное исключение для меня – искусство, особенно, музыка. Оно позволяет получить настоящее удовольствие без колоссальных энергозатрат (хотя моя тетушка считает, что для восприятия кино или музыки тоже нужна энергия), и при этом удовольствие вполне настоящее и даже иногда перетекающее в ощущение счастья от того, что такая прекрасная музыка или такое прекрасное кино есть на свете.
Далее. Счастливым можно просто быть. По жизни. Есть самодостаточные люди, у которых все внутри себя уже есть, следовательно, они счастливы. Отношу себя к таковым. Одно из колоссальных заблуждений, несмотря на хрестоматийность такового, основано на ложном убеждении, что достижение определенного уровня социального успеха и материального достатка тотчас же делает счастливым. Известно, что совсем наоборот. Известно также, что по очедвидной причине немало депрессий и суицидов приходится на людей, достигших многого в материальном и социальном плане. Потому что видят тупик, когда осознают, что могут купить практически все в этом мире, что купить можно, а счастья по-прежнему нет. И тогда начинается «прожигание жизни», поиск новых удовольствий, точнее, новых способов возбуждения коры головного мозга. Банально? – До предела! Но история повторяется вновь и вновь. То же с известностью: парадокс ведь! Сперва человек стремится к известности, а потом резко устает от общественного внимания к себе и мечтает о тихом уголке, где его бы никто не трогал и, желательно, не знал вообще.
А счастье для человека на самом деле заключается в очень простых, базисных вещах: чтобы сохранялся status quo, обеспечивающий относительный душевный покой. А для этого нужно, во-первых, чтобы близкие и родные, друзья и любимые были живы и здоровы. Тут замечу ad marginem, что альтруизм - это особого рода эгоизм, управляемый по принципу «будет хорошо тем, кто рядом со мной – будет хорошо и мне»; во-вторых, чтобы человек имел возможность заниматься любимым делом как можно чаще в жизни. Идеально счастливым является вариант, при котором можно позволить себе жить с достаточным уровнем комфорта, занимаясь исключительно любимым делом. Таких людей называют удачливыми. Или счастливыми. Кстати, еще одна путаница в терминах.
Ну и чтобы не было войны, конечно.
P.S. Быть счастливыми, как и любить, способны далеко не все.
P.P.S. Узнал, что Саша Фридман, жених моей сестры, сегодня успешно защитил докторскую диссертацию в Университете Саарбрюкена. Это не счастье, но маркер прохождения этапа. И оно становится счастьем, когда рядом есть люди, которым это небезразлично и (!) когда сам получаешь удовольствие от занятия наукой.
klezmer: (Litvak)
То ли я раньше не сильно обращал внимание на это, то ли в последнее время просто стало сильно колоть глаз англоязычное оформление сайтов компаний из бывшего СССР и соцлагеря. То есть когда частное лицо пишет на кривом английском, но хотя бы как-то достигает цели – чтобы поняли, – это вполне объяснимо. Ну не учили в СССР языкам на приличном уровне в большинстве случаев. И нет денег, возможностей, еще чего-то довести до ума то, что есть. Однако, когда встречаешь "инъязовские" переводы на сайтах дорогих московских ресторанов (привожу далеко не худший пример) и известных операторов сотовой связи (английскую версию искал минуты две! – это уже проблема usability), первый вопрос, который возникает – чего у них не хватило для того, чтобы нанять человека, действительно хорошо владеющего языком в данной специальной отрасли? Открыл я с неделю назад сайт белорусского оператора связи velcom (английскую версию) и пришел в ужас. Сразу вспомнил старый анекдот про пакистанский компьютерный вирус. На кого ориентирована английская версия сайта? Ведь явно не на уроженцев Беларуси, которые, скорей всего, отправятся на белорусскую или русскую версию сайта. А англоязычную аудиторию, такое чувство, компания velcom меньше всего учитывала при переводе. То есть ладно пожалели сотню - другую заплатить переводчику, но хотя бы открыть сайты сотовых операторов в англоязычных странах и тупо скопировать названия разделов – и то поленились.
В общем, не вынесла душа поэта, послал я в velcom на прошлой неделе депешу. Разобрал с десяток примеров кривого перевода (бесплатно, замечу). Получил стандартную отписку вроде «спасибо, мы все замечания учитываем и при целесообразности оных принимаем меры». Подобные ситуации ранее случались с веб-сайтами белорусских и российских компаний, творческих коллективов и т.д. Ты им руку добровольно протягиваешь, а там делают провинциально-манерный вид а ля «не учите нас жить».
Хрен с ним с этим оператором, казалось бы. Но все в мире строится из маленьких винтиков и кирпичиков, – куда более, чем из громадных глыб. Тут один, там другой... глядишь и мозаика получается.
Впрочем, про ведение бизнеса в Восточной Европе – как это выглядит со стороны – можно писать сагу, и я не преувеличиваю. Наверное этот бизнес еще как-то жив, потому что он именно в Восточной Европе. На берегах Ист Ривер и Гудзона такое ведение дел не выдержало бы и месяца.
В качестве послесловия. Внизу английской версии сайта оператора velcom калькированный перевод «ИП (иностранное предприятие) "Велком"» - FE "Velcom".. И правда, фе. И не только velcom.
Пойду лучше песню писать.

Update: Как раз в тему:
Семен Шапиро, до назначения министром [сельского хозяйства Беларуси] возглавлявший "Агрокомбинат Дзержинский", довольно жестко прошелся и по директорскому корпусу."Нынче не то время, что можно спокойно отсидеться в директорском кресле. К современным менеджерам необходимо предъявлять высокие требования. Сегодня никто из директоров не знает иностранного языка, а мы говорим о выходе на внешние рынки".
klezmer: (hands playing music)
Для тех, кто еще вдруг не видел: не могу не поделиться потрясающим видео/песней Джоша Долгина aka Socalled You Are Never Alone (вставка этого видео в блог отключена на ЮТьюбе, так что просто щелкните по ссылке).
Очень познавательно было почитать полторы тысячи комментариев на YouTube. И очень в тему моим вчерашним размышлениям о сущем прозвучали комментарии на 27-й странице под видеоклипом.Read more... ) The sad fact of it is that it's garbage artists like 50 Cent that gets the air play. I can only guess because it feels "safe" and familiar to people who aren't willing to venture outside of the corporate "box" that mainstream radio has become.
И еще срезонировал один комментарий (на 16-й странице):
xXAQx
the first time my friend heard this (a total music snob who will only listen to blues jazz and classic rock) described it as a religious experience
И вот именно такой должна быть настоящая музыка. Она должна пробуждать религиозное чувство, – будь то Моцарт, Мессиан или SoCalled.
klezmer: (hands playing music)
На прошедшей неделе в процессе рассылки нового диска Minsker Kapelye музыкальным редакторам разных радиостанций и (потенциальным) продюсерам я мысленно постоянно возвращался к довольно старой, чуть ли не набившей оскомину теме «заколдованного круга», в котором пребывают артисты и, в частности, музыканты, называемые «инди», т.е. независимые. Не завсият такие музыканты от лейблов, роя менеджеров и продюсеров, а по совместительству – от денег и широкой ротации в эфире.
Бывает, конечно, такое: мол, мы тут побренчим на гитарах, попоем песни, сами себя на мини-диск запишем, нарежем диски, напечатаем на струйнике обложки, налетай-торопись-покупай-живопИсь. Вопросов нет: indie artist как он есть.
Но чаще ситуация иная. Продюсеры, как известно,– довольно ленивые люди (а кто не ленивый?!). Любят работать с уже известными, раскупаемыми, как горячие пирожки, брендами, даже если это бренд относительно нишевый, как, скажем, джазовые или этнические музыканты. Вкладывать средства и время в раскрутку музыканта (группы, бэнда, ансамбля, оркестра), иначе говоря, в эффективное информирование целевой аудитории, – не хотят чаще всего.
Ну и правда, зачем работать с какой-нибудь малоизвестной группой или оркестром, если есть Deep Purple, U2, New York Philharmonic или, на худой конец, раскрученные в своих странах бэнды, на которые стопроцентно пойдет вся их местная (в данном случае, американская) диаспора?!
Но жизнь в Нью-Йорке дает, как ни странно это для избалованного всем и вся метрополиса, также и идею о том, что не место красит человека, а совсем наоборот. И иногда диву даешься (особенно поначалу), когда в каком-нибудь задрипанном клубе, где неплохо бы, как минимум, кондиционер установить, чтобы дышать было чем, один за другим появляются совершенно потрясающие музыканты, которых совершенно не напрягает идея сыграть не в Madison Square Garden, скажем, а в этом самом клубе. Причем, назавтра этого же музыканта можно увидеть и в MSG, и в Карнеги-холле.
И вот сегодня на глаза мне попадаются две публикации, одна в Нью-Йорк Таймс, другая – в россиийском интернет-издании OpenSpace.ru, которые оказываются как нельзя более в тему.
В первой публикации речь о судьбе интернетных радиостанций, их отношениях с звукозаписывающими лейблами и "инди"-музыкантами, об их роли ознакомительного ресурса для многих и многих. В общем, опять старая песня про копирайт и авторские, но в довольно интересном ключе. Это показалось особенно важным )
Вторая статья – о выступлении американской группы "Kultur Shock" на фестивале «Сотворение мира – 2009» в Казани.Пара интересных цитат )
Обе высказанные позиции максимально близки к моим взглядам на вещи. Или же – это попросту адекватная реакция на сегодняшние реалии на рынке звукозаписи на музыкальной сцене, где много хороших музыкантов. Намного больше, чем ленивые и жадные продюсеры могут или хотят «освоить».
klezmer: (Default)
Windows 7 E coming to Europe without Internet Explorer – in response to the antitrust cases. My question is: will the future version of MacOS come to the European market without the Safari browser then? I don't wish to shed tears upon Microsoft. It is as much as useless to make react European bureaucratic authorities, which would take years, probably in vain. The most vulnerable here is the user, non-techy, non-advanced, who would barely wish to install a bunch of new programs on a new PC, preferring to work on a machine as is, right out of the box. There are A LOT of such customers. And after all, isn't it just stupid – to sell an operating system without a key application used by virtually any PC user, namely, a browser? The first question a simple PC user would ask, 'where's my Internet?' Seems to be kind of existencial question. Meanwhile, here is a good option for the Apple to broaden its market by the well-known user friendly turnkey solutions.

Update: And see what the EU's response is!
http://www.lenta.ru/news/2009/06/12/eu
klezmer: (Default)
Я понимаю, что в условиях почти полного отсутствия живых национальных героев страна начинает лихорадочно искать выходцев из нее где-нибудь за рубежом. Помнится, в начале 90-х пытались сделать белорусскими композиторами то Монюшко, то даже Глинку (на основании того, что первый родился под Минском, а второй – на Смоленщине, этнической белорусской территории). Все это выглядело в глазах профессиональных историков музыки смешно и нелепо. В итоге идею с композиторами почти оставили. Хотя зачастую мне все равно не было понятно, что именно я преподавал в рамках курса «История белорусской музыки до ХХ в.». Вернее, какое отношение все эти немецкие, польские, итальянские и венгерские композиторы имели к белорусской культуре, кроме того факта, что некоторое время они работали по приглашению белорусских магнатов.
Теперь, кажется, пошла вторая волна поиска знаменитых соотечественников. На сей раз в кино. Хотя – в связи с победой норвежца Александра Рыбака на Евровидении – в попсе тоже. И даже в политике – после назначения на посты генерального прокурора и министра юстиции США Майкла Мукасея. Тогда даже организовали поездку съемочной группы БТ в какую-то деревню в Брестской области, откуда происходят корни американского политика.
Но речь о «важнейшем из искусств». Стремление найти белорусские корни у основателей голливудских киностудий, режиссеров и актеров в белорусских СМИ самого разного толка я наблюдаю уже не первый месяц. Любое упоминание Беларуси в голливудских фильмах, пусть даже (а так чаще всего и происходит) в роли некоей страны третьего мира, медвежьего угла Европы (фильм "Терминал", где гражданин некоей Кракозии, которого играет Том Хэнкс, предъявляет американским погранцам белорусские водительские права и паспорт) – вызывает самый живой интерес газетчиков и прочих аффтаров.
Фильм «Вызов» (Defiance) вообще вызвал море эмоций в самых разных кругах - от главы видеопроката, недалекого человека, получившего минимальную власть, до статей на белорусском радио Свобода и Белорусских Новостях. И вот сегодня – новая статья на Новостях про Сандру Руч и Гиту Пател - режиссеров-документалистов, приехавших на Фестиваль американского документального кино. Цитата, достойная приведения в посте: «Белорусский язык, как, впрочем, и почти все, что связано с их белорусским прошлым, они (предки Сандры Руч) успели позабыть». И в очередной раз (потому что все предыдущие статьи были в том же духе) никто не пишет о том, что если предки г-жи Руч и знали белорусский, то как второй язык – после идиша. Другое дело, – если ее предки пытались «как можно быстрее ассимилироваться... и забыть о своем культурном наследии», тогда более-менее все понятно.
Неприятна, однако, та тщательность, с которой белорусские СМИ избегают упоминания еврейских корней большинства «присваеваемых» ими выдающихся деятелей. Конечно, можно вспомнить и тот факт, что некогда существовавший в Минске Международный гуманитарный институт БГУ никогда не назывался Институтом иудаики, хотя таковым по своим целям и задачам являлся. Но институт успешно расформировали. А еврейских актеров и режиссеров продолжают «лишать» их корней. Это что, комплексы, а, господа журналисты?
Update, May 28, 2009: Еще один кандидат в соотечественники – Marcello M./I. via [livejournal.com profile] vadim_i_z
klezmer: (Just looking)
Максим Жбанков, как обычно, не в бровь а в глаз: поднял актуальную тему культподделок на белорусской сцене. Все верно, – чего-то экзотишного, еностраннаво хочется белорусской публике.
Об одном не сказано, а сказать хотелось бы: те, кто являлись и являются самими собой, в большинстве своем находят свою публику за рубежом. Белорусским продюсерам интересны прежде всего те, кто вроде бы как big brands, но дешевле и всегда под рукой. Хотя о каком это я большинстве... мало таких, кто остается собой и играет себя. И становится все меньше

Profile

klezmer: (Default)
klezmer

August 2011

S M T W T F S
  12345 6
78910111213
141516171819 20
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:55 pm
Powered by Dreamwidth Studios