klezmer: (Passport bear)
"Неверность сохранит наш союз" (Infidelity Will Keep Us Together).
Про моногамию, семейное счастье, необходимость артикулировать потребности в браке и про методику Сэвиджа - отличная статья Марка Оппенгеймера во вчерашней Таймс. Советую читать внимательно, во избежание.
klezmer: (Passport bear)
Для детского конкурса. Шоколадные печЭньки. Вроде брауниз, только тоненькие.

Photo by Dmitri Slepovitch, ©2010
klezmer: (Passport bear)
Как хорошо, когда можно совместными семейными усилиями приготовить тыквенный суп. Между прочим, это уже далеко не в первый раз, а всё потому что некоторые мелкие до одури любят это не столь уж хитрое блюдо. А меня, помимо отличного вкуса, дополнительно радует ещё и его цвет.
klezmer: (New Yorker)
В этом году индейка на День Благодарения вышла не настолько красивой, как год назад, но тоже вполне себе ничего. И довольно крупная – 20 фунтов (это где-то 8 кг).

Кроме индейки под традиционным кислым клюквенным вареньем, на стол были поданы запечённые яблоки с тем же вареньем, а также драники (латкес). На последние я попробовал положить красную икру, и это удивительным образом сработало в отношении вкусовых качеств (на фото икра не отображена, но она там была).

А самое удивительное то, что сегодня в Нью-Йорк Таймс моя супруга прочитала, что это такой новый тренд в кулинарии – сочетать красную икру не с блинами, а с картофельными оладьями. Но это уже, скорее, кулинарная тема для Хануки.

Весна

May. 1st, 2010 10:03 am
klezmer: (Default)
Сегодня меня наконец накрыло весной. Не так, как в прошлом году, – по-своему. Но накрыло. С самого раннего утра. Мягкий солнечный свет, тепло и приятные дуновения уже майского ветра.
Почему-то вспомнился забавный эпизод времени моего окончания лицея, ныне Республиканского музыкального колледжа при БГАМ. Выпускные (они же вступительные в консу) экзамены были почти все сданы. Но дома оставались горы книг, клавиров опер и симфоний, задачников и учебников по гармонии и анализу музыкальных форм, толстых монографий и так, по мелочи, – сборников романсов, небольших книжечек и книжоночек. И всё это, собранное в огромный чемодан и пару внушительного размера сумок, нам с папой предстояло вернуть на полки лицейской библиотеки. Было утро, правда, не майское, а июньское, когда к 10 часам уже начинает хорошо припекать. И мы с папой, нагрузившись всеми этими источниками моих знаний, потащили их по разбитой бетонной плитке к остановке (а это метров 900).
Сегодня, когда я папе напомнил об этом эпизоде, он признался, что недавно тоже его вспоминал и удивлялся, почему мы тогда не взяли такси. Зато было весело. И когда метров за сто до лицея у чемодана отвалилось колесо и что-то там протёрлось вдобавок, меня пробило на смех. Было весело. И время было счастливое, по сути беззаботное, как видится сейчас. Мне было почти 18 лет.Фото той счастливой поры )
А с 1 мая у меня связаны другие воспоминания. Много раньше описанного времени, когда я учился в начальной и средней школе, в этот день к нам приходили дедушка с бабушкой, папины родители, и мы вместе отправлялись на "маёвку" в Лошицкий парк, что совсем недалеко от нашего дома в Серебрянке (микрорайон в Минске). Разводили костёр, пекли картошку в угольях. Тоже хорошо было.Фото с одной из маёвок )

И ещё на первое мая, примерно тогда же, в 1988 году, когда я был учеником Детской музыкальной школы №3 города Минска, мы с школьным хором и его руководительницей Инной Викторовной Король (честно говоря, как сейчас понимаю, довольно посредственным музыкантом) поехали выступать на празднике в Парк им. Горького. Фото прилагается )
klezmer: (Owl with shawm)
Невероятными усилиями, но моей жене удалось-таки выполнить просьбу дочери и сделать блины из мацовой муки!
klezmer: (Default)
Ребёнок тянется ко всему музыкальному, звучащему и способному воспроизводить звуки.
Новый предмет страстного интереса – купленный недавно саксофон

Собственно, день первый и день второй.
klezmer: (Owl with shawm)
Моя (единственная) тётушка Лена. По ссылке – её научная биография на сайте Белорусского государственного университета. На фото ниже – тётушка с её очередным хомяком (увы, эти существа уходят из жизни за каких-то два года), который самый что ни на есть профессорский хомяк. Умный.

Вообще я вспоминл, что более трёх лет назад писал о моей тётушке, но почему-то решил написать ещё раз – сейчас. И потом, по её собственному свидетельству, тётушка долгие годы неоднократно рассказывала обо мне своим студентам и аспирантам на лекциях. Думаю, что и я могу немного рассказать о ней. Тем более, мы в некоторых моментах ужасно похожи. Хоть у меня волосы и длиннее 3 миллиметров, а на ногах я не ношу фенечки и браслеты.
От тётушки Лены я во многом научился осмыслять разные жизненные ситуации: ведь в ней счастливым для меня образом соединились любящая тётя и выдающийся психолог и педагог. Через неё я впервые научился видеть и ценить профессионала в другом человеке, но гораздо важнее – Человека в другом человеке. Под эксклюзивные чаи (а моя тётушка – любительница Хорошего Чая!) я впервые услышал многие вещи, которые, будучи осмыслены и прочувствованы, стали моими собственными жизненными принципами и объектами понимания. Наверное, как и от моего папы, – тётиного брата, и моих дедушки и бабушки по маминой линии – также людей педагогической профессии, – я впитал учительство и... ученичество: ведь это две неразрывные части одного целого.
Можно вспомнить много примеров того, как, начиная с моего раннего отрочества, тётушка помогла мне понять и осмыслить разные жизненные ситуации и объективные истины, наряду с моими другими Очень Важными Людьми, сделав путь к позитиву и свету прямее и яснее.
Приведу пару врезавшихся в память высказываний, которые иной раз и я употребляю в речи:
– Каждый человек – кузнечик своего собственного счастья.
– Мой профессионализм – это ещё и умение видеть и ценить профессионализм другого, даже если сфера его знаний совершенно иная.
– Сам себе психолог – это как сам себе хирург.
– Надетые однажды маски имеют свойство намертво прирастать. Не растопчи своё «я» прежде всего сам, и тогда другие не смогут этого сделать.
Ну и вообще, замечательная она, моя тётушка, дай ей Б-г до 120-ти.
klezmer: (Default)
Yomern vi a biber - рыдать (плакать), как бобёр.
Ханэ-Двоше клайбцах ин Америке (досл.: "Хана-Двоше собирается в Америку) – когда человек долго собирается куда-нибудь и набирает с собой столько всеего, как будто собрался в Америку, т.е. очень далеко, хотя на самом деле едет ненадолго и близко. Говорится с иронией.
Зол эм зайн ан айнhорэ - проклятие "чтоб его сглазили!" Противоположное кин эйн hорэ или зол эм (ир) зайн кейн айнhорэ или кейн айнhорэ нит – "чтоб [его / её] не сглазить".
Shtil vi a toyb – споконый, как голубок / глухой (toyb / taybele).
A blotiker tsung (грязный язык) или a langer tsung (длинный язык) или a tsung vi a lopete – описание сплетников, клеветников и прочих распространителей loshn hoyre / lashon ha-ra.
блэйх ви мел (бледный, как мука), то же: блэйх ви а вант (бледный, как стена), блэйх ви ды лэвонэ (бледный, как луна).
эр hот арайнгерибт – он наелся от пуза
а хохем (досл. "мудрец") – если говорится с соответствующей интонацией, то смысл противоположный, т.е. придурок.
а бок - козёл (ругательство, про человека).
эйгн ви штэрн (досл.: глаза, что звёзды) - красивые глаза.
Клуг ви а мамзэр - умный, как байстрюк (высшая степень "похвалы ума" ребёнка).
лэйменэ гент (досл.: глиняные руки) – ни на что не способный человек; руки растут не оттуда, откуда нужно.
ан офенэ коп (досл. открытая голова) – способный, талантливый.
Зи кен нит а кац дэр эк фарбиндэн – досл.: она не может даже коту хвост завязать, т.е. неумёха, плохая хозяйка.
Когда мама неаккуратно выполняла домашнее задание (а это было важно в начальной школе), её бабушка смотрела на это безобразие в тетради и говорила: "Коцэрэ, помелэс - воевать".
Аз гот вилт, шист а бежим – если Б-гу угодно, то и веник стреляет.
N.B. Эта фраза была использована в спектакле Gimpel Tam по И.Б.Зингеру в адаптации Моше Ясура.
шэйнэр ви а малэх – прекрасный, как ангел (про ребёнка).
бодндзцах ин гуц – купаться в роскоши
зол эм фирн унтэр ди hент (проклятие) – чтоб его водили, держа под руки.

Папа запомнил с детства, как говорил его отец, мой дедушка (уроженец г. Немирова Виниицкой области, Украина):
hалт мир ба зих - их бин а гонэф – держи меня, т.к. я за себя не отвечаю, обязательно украду.
Вдобавок к этому букету идишских выражений – ещё одна белорусская поговорка: "Злазь з даху, не псуй гонты".
klezmer: (Default)
Today it's a yortsayt for my grandpa Misha / Shmuel, Z"L (1920–1997).
Дедушка Миша
Minsk, 1958.

On his last yortsayt, my sis and I wrote a couple things we wanted to remember. But there is always more to recollect about the person that gave all his heart raising us.
My Dad has recalled today that dedushka Misha would often make jokes full of wit and humor, till his last days. A man who lived through the hardest times in the Soviet Union, over the 1930s' famine and poverty, 1940s' war, 1950s' starting over from scratch, with a new family at a new place, in Minsk, - he managed to preserve and give us something incredibly important, namely, the ability to smile and be a kindhearted person under any circumstances. Just because this is THE way to survive, just because this is what the kids and grandchildren would need. He also gave an urge for study, - by his own example, by learning English and getting "B" at a Ph.D. exam at the age of 50; by getting two higher eds, just because World War II began when he had one year left at college, and then - mastering a third major and being proficient at it.

Living his life in a country almost entirely isolated from the outer world, my dedushka Misha would read in English and German, apart from his native languages, Yiddish, Ukrainian, and Russian. He held about two dozen patents for technological inventions and improvements in engineering, foundry and forging. He was also highly knowledgeable in geology, particularly mineralogy, and chemistry. He would quote poems and pieces of prose by heart complaining that he could never memorize them properly at school. He would take me to the nearby forest and teach me the names of flowers and trees. Once he took me fishing, to a Minsk suburb, and it was dedushka Misha who helped me catch three tiny ruffs being the only fish I have ever caught in my life.

Dedushka Misha has not been with us for 13 years already. He was just 76, way too young. I could assume he would probably live a longer life here in the U.S. or in Israel. But despite that, each year of his life he lived at a possibly highest degree of honesty and dignity, being respected by anyone who knew him or at least met him once. Many would express their respectful memory of dedushka Misha, even years after he passed away. Each time I heard people's testimonies of what a wonderful person my grandpa was, I felt proud, of course, but also I could feel a doubt in myself, - whether or not I would reach my Grandpa's degree of excelling in everything. I just hope he would not be ashamed of me if he saw me now. And even a tiny bit more.
A likhtikn gan-eydn.
klezmer: (Passport bear)
Зима, декабрь, прошел первый снег. Хочется тепла и уюта. Готовим радостного цвета тыквенный супчик.
Рецепт взят отсюда, у [livejournal.com profile] koniglio, с той разницей, что моя супруга не добавляла сливок / молока и голубого сыра. Но из-за наличия чеддара суп все равно вышел молочный.

Готовила [livejournal.com profile] map_ka, снимал ваш покорный слуга.

The turkey

Nov. 30th, 2009 12:21 am
klezmer: (Passport bear)
Вот такая была у нас в этом году индейка на День Благодарения – с ананасом, клюквенным соусом и черносливом. Сразу оговорюсь: готовил не я, – я лишь снимал, а потом принимал объект съёмки перорально.

klezmer: (Litvak)
Kokhlefl (дословно – черпак) – человек, который всюду суёт свой нос, лезет не в свои дела, "в каждой бочке затычка".
Punkt Gitl –  заливаешь, врёшь, "расскажи кому-нибудь другому", "да конечно!"
klezmer: (Default)
I've lately got entirely thrilled by the two jazz musicians, both trumpet players, Erik Truffaz and Nils Petter Molvær. It rarely happens these days that I get a 'wow' listening experience. Fortunately, those two guys did that to me, having created an exalted presence atmosphere with just their recordings. Not all of their pieces and albums are equally inspiring, but definitely there are genial insights there.
Listening to Molvær can often create an impression that there's no trumpet out there. More often, it's more of a singing into the instrument impression. Of what I've heard so far, he is more up to dark mood, experimental sounds, and stylistic fusion in his music. Inventive, versatile and sometimes surprising, Nils Petter Molvær is also known as a film music composer.
Following the tradition of encyclopedists who first attempted at deconstruction of European hegemonism, Erik Truffaz well embraces the whole world of cultures and musics. On his guest musicians list, you will find finest performers of negro spirituals and Indian classical music, sounds of Latin carnival and Parisian boulevards. With that said, Erik Truffaz alway puts ahead a recognizable stylistic axis of modern jazz tracing back to Dizzy Gillespie and Miles Davis, standard setters for that kind of thinking in music. Speaking of modern jazz roots, if one succeeds to create anything notable with no single reference to those two, that one would be clearly a genius who'd open up a new jazz era. Back to Truffaz, if you're looking for something to start with, go for Rendez-Vous, which is basically a compilation of the artist's "journey" series (Benares, Paris, and Mexico are there, missing just Arkhangelsk, a "Russian" page in that travel album). Benares, presenting Truffaz's collaboration with pianist Malcolm Braff and a family of Indian classical musicians, Mukherjees, is not less but breathtaking. This one gives odds to the known Yehudi Menuhin – Ravi Shankar recording, West Meets East.
I've also purchased the Mantis album, which almost lacks any kind of "ethnic" background, but is just a remarkable jazz album.
When I was almost six, my Dad would ask me whether I wanted to study music. I answered, yes. Then he asked me, which instrument would I like to pick. For some unknown reason I said, trumpet. For another mysterious reason, my parents didn't take it seriously and decided I'd be a better pianist. Fast forwarding to the last decade, my two most important teachers in jazz (of those whom I've met in person and played or recorded with), though through the klezmer gate, so to speak, were Paul Brody and Frank London, both trumpet players. Ain't that amazing?
klezmer: (Litvak)
Makhn kreml tsu gelt - Просаживать деньги
Kalte farfl - Гиблое (дохлое) дело
klezmer: (hands playing music)
Съездили мы семьей во второй раз в Circle Lodge. На этот раз было все немного по-другому, людей было больше, в целом все было даже лучше, чем год назад. Изька стал звездой театральной сцены и всеобщим любимцем, как и Сара, впрочем, тоже, - в поставленных Мотлом Диднером фрагментах недавнего спектакля театра "Фолксбине" "Гимпл-простак".
Пока семья отдыхала, ее глава трудился, как полгается. Один из концертов, где я был задействован, - это был концерт с Терезой Товой aka Tova. В общем, вот два видео с того концерта.
1. Der Alter Tsigayner


2.Sheyn vi di levone (Blues version)watch the video )

Несколько фото
klezmer: (Just looking)
Celebrating the paper (1st) anniversary with [livejournal.com profile] map_ka today.
Not an easy year it was, but a happy year, definitely.
klezmer: (Litvak)
Er iz blas un gel (дословно: он бледен и желт) - так говорят, если человек плохо выглядит.
klezmer: (Default)
Нит фун ал хет из мин фет – так говорят о человеке, который говорит, что ест немного, но поправляется.
klezmer: (Zusia Minsker)
Приготовила [livejournal.com profile] map_ka лазанью на маце, кошер ле-Песах. Вот что получилось.

Profile

klezmer: (Default)
klezmer

August 2011

S M T W T F S
  12345 6
78910111213
141516171819 20
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:58 pm
Powered by Dreamwidth Studios